Знаменитой нижегородской конькобежке Наталье Донченко 25 августа — 85 лет. Центр спортивной подготовки от всей души поздравляет юбиляра! Желаем Наталье Сергеевне крепкого здоровья, долгих лет жизни и только положительных эмоций.

Наталья Сергеевна Донченко, 1932 г. р.
Заслуженный мастер спорта. Победитель и неоднократный призёр чемпионатов СССР на дистанциях 500, 1000 и 1500 м
• 1952 – чемпионка мира на дистанции 500 м, Кокколо (Финляндия)
• 1960 – серебряный призёр Олимпийских игр на дистанции 500 м, Скво-Вэлли (США)
• Семикратная чемпионка России среди ветеранов в своей возрастной группе Награждена медалью «За трудовое отличие» и орденом «Знак почёта»

Предлагаем вашему вниманию статью о живой легенде нижегородских коньков.

Наталья Донченко родилась в Москве в 1932 году. В 1937-м отца Наташи арестовали, и больше семья его не видела. Вдвоём с мамой они переехали в город Горький, как говорится, «от греха подальше». Жили бедно, игрушек не знали, и дети войны, такие же, как Наташа, всё свободное время проводили во дворах: катались на лыжах и коньках, которые тогда привязывали прямо к валенкам (ботинок ни у кого не было).

Неподалёку от дома семьи Донченко находился стадион «Водник». Вокруг ледовой арены не было забора – в тяжёлое военное время его полностью разобрали на дрова. Зато на катке появился электрический свет: к концу войны город, почувствовав себя в безопасности, наконец-то вышел из затемнения. Для детей возможность кататься на освещённом катке стала чудом, ведь прежде им приходилось кататься по плотно умятому прохожими снегу дворов и улиц, а тут – настоящий лёд!
Наталья с друзьями катались в стороне, чтобы не мешать спортсменам, которые в трико и шапочках скользили мимо. Однажды к ним подошла молодая женщина и предложила записаться в конькобежную секцию. Что такое «секция», будущая олимпийская вице-чемпионка ещё не знала, но слово ей показалось красивым, и, спросив у мамы разрешения, Наталья нацепила на вален¬ки коньки и пошла заниматься.

Уже в феврале того же 1945 года Наталья Донченко впервые приняла участие в соревнованиях. Так называемые открытые старты пользовались тогда большой популярностью – к участию в них допускались все желающие. Неожиданно для самой себя Наталья стала лучшей. О своей первой победе Наталья Сергеевна говорит, что она была самой значимой в жизни, принесшей ей наибольшую радость, по-детски искреннюю и незабываемую.

– Первого нашего тренера звали Сергей Александрович Кольчугин, – вспоминает Наталья Сергеевна. – Прошёл целый год, прежде чем он, хорошенько приглядевшись к нам, счёл нас достойными носить настоящие беговые коньки. В 1946-м у нас появился новый тренер – Евгений Иосифович Летчфорд, чемпион Советского Союза. Под его руководством секция преобразовалась в конькобежную школу.

В спорте Наталья росла постепенно, с каждым новым выступлением улучшая свои результаты. В Архангельске на первенстве Союза среди школьников она в 1946 и 1948 годах была второй, несмотря на огромное количество участников: соревновались по 150–200 человек в каждой группе мальчиков и девочек.
Членом сборной команды СССР Наталья Донченко стала уже в 18 лет.

– Поначалу конькобежный спорт считался многоборьем, то есть спортсмен в обязательном порядке выступал на четырех дистанциях: 500+1000+3000+5000 метров или 500+1000+1500+3000 метров, — рассказывает Донченко. — Нам приходилось тяжеловато, но вскоре руководство и тренеры поняли, что гораздо эффективнее готовить участников на отдельные дистанции, разделив на группы спринтеров и стайеров. Лучше всего мне давалась дистанция 500 метров, и я стала выступать именно на ней.
Коньки в советское время были очень популярны: «Водник», «Динамо», стадионы на Автозаводе и в Сормове, а также в Арзамасе, Богородске, Павлове были переполнены.

– Поскольку тренировалась я на стадионе «Водник», то все речники нашего горьковского порта, в шинелях и фуражках, приходили за меня болеть, – с улыбкой вспоминает Наталья Донченко. – Посмотреть конькобежные соревнования собиралось очень много народу. Стадион буквально ломился от тысяч зрителей. Когда в 1958 году состоялся матч мужских команд России и Швеции, на стадион «Динамо» было невозможно протис-нуться. В отсутствие трибун люди стояли на снегу, яблоку было негде упасть! Сейчас, к сожалению, даже на международных соревнованиях трибуны практически пусты.

С мужем Феликсом Доленко Наталья познакомилась на сборах в Свердловске в 1956 году. Он тоже конькобежец, выступал за Уральский военный округ и, по словам Натальи Сергеевны, «очень гордился своим высшим образованием: не только среди спортсменов, но и среди простых советских людей оно в то время было редкостью». Феликс Леонтьевич, в свою очередь, обратил внимание на интеллигентный вид Натальи.

Наталья Донченко и Феликс Доленко поженились в 1957-м, в декабре того же года у них родился сын Евгений. А уже в январе следующего Наталья снова встала на коньки.
За период беременности и родов Наталья очень ослабела и похудела на целых 10 килограммов, несмотря на то, что, как ей казалось, про¬должала вести обычный образ жизни. Всё лето она активно тренировалась и в ноябре получила приглашение на сборы в Свердловск. Там пока¬зала неплохие результаты и тогда же, в 1958 году, на полных правах восстановилась в сборной Советского Союза.

В 1959-м Наталью Донченко пригласили к участию в первенстве мира, но она не поехала: сын Женя был слишком мал, чтобы надолго оставаться без мамы. Несмотря на строгость порядков, горьковчанку за отказ простили. В этом же году на чемпионате СССР Наталья стала пятой, и это был залог её будущих успехов.

Из-за постоянных командировок Натальи Сергеевны ребёнок часто оставался с папой, помогала молодой семье бабушка – мама спортсменки. Чтобы жена продолжала кататься, Феликс Леонтьевич оставил серьёзный спорт и начал тренировать супругу.

— То, что Наталья сильнее меня, было ясно с момента нашего знакомства. Уже тогда она была членом сборной команды Союза, в то время как я ещё служил в армии, – вспоминает Феликс Доленко. – Тренировать жену было сложно, добиться гладкого взаимопонимания не всегда получалось. Но вместе нам удалось резко под¬нять универсальные атлетические способности Натальи – быстроту и выносливость. Прыжок в длину с места она увеличила больше, чем на полметра, а стометровку стала бегать за 13,2 секунды. Наташа занималась честно, выполняла все задания, а я тренировался с ней, чтобы помочь ей собраться и мобилизовать все свои силы.

— С официальным тренером особо не покапризничаешь, а с мужем можно и сослаться на плохое самочувствие, и поспорить о технике. Поскольку мастером спорта я стала довольно рано, то считала, что сама всё знаю. Но постепенно выяснилось, что понимала я мало и каталась весьма несовершенно, – признаётся Наталья Сергеевна. – Конечно, это был не столько профессионализм, сколько увлечение, но сейчас, пожалуй, я жалею, что тре¬нировалась недостаточно много: быть может, до¬билась бы в спорте большего.

– В то время Олимпийские игры, говоря современным языком, не были так «раскручены». Всё было гораздо скромнее, «по-спартански». Считалось, что спортсмены должны если уж не босиком ходить, то, по крайней мере, не изображать из себя мимоз, – вспоминает Наталья Сергеевна.

Для отбора в сборную Союза регулярно устраивали соревнования. В декабре 1959 года был организован очередной крупный турнир, и отобрав¬шиеся тридцать человек продолжили тренировки. Поскольку Олимпийские игры в Скво-Вэлли должны были проходить на высоте 1600 метров над уровнем моря, подготовка к ним шла в Казах¬стане на высокогорном катке «Медео». Там же состоялся чемпионат Советского Союза, на котором выявили нескольких самых быстрых женщин и мужчин. Они и стали участниками чемпиона¬та мира, а затем – Олимпийских игр. Кстати, это была та самая Олимпиада, на которой женщины впервые смогли побороться за титул чемпионки по конькобежному спорту.

– Накануне олимпийского старта нас всех разделили на группы, и меня угораздило попасть в первую пару, – рассказывает Наталья Донченко. – Ну, первая так первая. Тут есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, не успеваешь переволноваться, пока ждёшь своей очереди. С другой – приходится бежать «вслепую», не зная результатов соперниц, поэтому трудно сориентироваться на конкретный результат и задать себе определённое время.

В спорте многое зависит от удачи. Тренируются все примерно на равных, нагрузки примерно одинаковые, но в судьбу спортсменов часто вмешивается Его Величество случай.

– Обстановка на соревнованиях всегда нервозная. Коньки – дело скользкое, – улыбается Наталья Сергеевна, – одно неверное движение может привести к падению, и тогда соперников уже не догнать. Следуя спортивной этике, дистанцию полагается закончить в любом случае, но хорошее время, конечно, конькобежец уже не покажет. Падения у меня бывали, но на крупных соревнованиях – никогда: на коньках держалась уверенно, чувствовала ответственность. Многие девочки в подобных ситуациях плакали. Ещё бы! Год упорных тренировок или даже успешных выступлений перечёркивает одно падение – обидно до слёз. На Олимпиаде 1960 года на дистанции 1500 метров бежали две польки, очень сильные спортсменки. и одна из них, Эльвира Сирочинская, упала на повороте в 150 метрах от финиша. А ведь она бежала с превышением графика Лидии Скобликовой, которая в итоге и стала чемпионкой.

На той Олимпиаде мы жили в одной комнате с Тамарой Рыловой, чемпионкой СССР, рекордсменкой мира на дистанции 500 метров. Она надеялась завоевать золотую награду. А Хельгу Хазе никто из нас не знал. Слышали, что в ГДР есть хорошая конькобежка, как и все мы, но не более того. Однако на Олимпиаде Тамара стала только четвёртой, а чемпионкой – та самая Хельга Хазе. Второе место досталось мне, причем я установила личный рекорд – 46 секунд, а на третьей позиции оказалась представительница США, которую в Европе никто не знал. Немка опередила меня всего лишь на одну десятую секунды. Возможно, я выступила бы лучше, если бы бежала в следующих парах или вместе с Хельгой. Но я бежала в первой паре участниц.
Когда получала олимпийскую медаль, чувствовала гордость. играли гимн страны-победителя – ГДР, а я стояла на второй ступени и была счастлива. Я вообще не очень честолюбивая…

На Олимпиаду Наталья Сергеевна ездила одна, муж остался дома с маленьким сыном. Об успехе супруги Феликс Леонтьевич услышал по радио: телевизор в семье вице-чемпионки Олимпийских игр появился позднее.

– Когда узнал, что жена выиграла серебряную медаль, почувствовал некоторое смятение, – вспоминает Феликс Доленко. – Мне всё время не давала покоя одна десятая, которую проигра¬ла Наталья. Как же так, всего одна десятая! Тогда я понял, что у неё были большие потенциальные возможности, которые она, к сожалению, не использовала. Быть может, занимались мы недо¬статочно квалифицированно. Если бы тогда знать о спорте всё то, что я знаю сейчас, можно было бы добиться гораздо большего.
Олимпиада стала вершиной спортивной карье¬ры Натальи Донченко. и хотя потом она ещё про¬должала выступать, но тренировалась уже гораз¬до меньше.

Стоит вспомнить, что Олимпиада 1960 года проходила как раз во времена так называемой «хрущёвской оттепели», и общение советских спортсменов с иностранцами всячески приветствовалось. В Скво-Вэлли Наталья Донченко и Тамара Рылова познакомились с американской студенткой Барбарой Локхард – девушка сама зашла к ним в комнату, завязалась беседа, которая затем вылилась в три года трогательной переписки. Наталья и Тамара научили Барбару немного го¬ворить по-русски, используя хулиганские словечки. Например, «обжора» американка говорила тем, кто в столовой на свой поднос клал много еды. Некоторые обижались, но большинство относились с юмором и догадывались, кто научил Барбару «ругаться». Кстати, Барбара была моложе своих русских подруг на целых девять лет – ей было всего 19, а потому она в шутку называла Наталью и Тамару «бабУшки» – именно так, с ударением на «у».

С Тамарой Рыловой, которая сейчас живёт в Санкт-Петербурге, Наталья Сергеевна до сих пор поддерживает связь – советские чемпионки переписываются и частенько созваниваются.
Вот такая она, олимпийская дружба.

– Я благодарна спорту за то, что он сделал меня здоровым человеком, – уверяет Наталья Донченко. – У человека, который хочет добиться успеха в большом спорте, должно присутствовать честолюбие и желание первенствовать. Спорт научил меня упорству, целеустремлённости, собранности. Мне одной из немногих удалось посмотреть мир в то время, когда каждый выезд за границу был событием. Побывала в Румынии, Польше, Финляндии, Швеции, США – нам везде было интересно.
Особенно запомнился мой первый выезд за границу – в 1951 году в Румынию, где проходили Всемирные студенческие игры. Нас чудесно принимали, очень доброжелательная была атмосфера, жили в замечательных условиях – они оказались лучше, чем у остальных спортсменов. Нам предоставили отдельный коттедж с прекрасным обслуживанием. Видимо, ещё помнили, что мы, советские граждане, были победителями и освободителями в войне с фашистами. Там мы познакомились со спортсменами из зарубежных стран. Они были настоящие студенты, далёкие от профессионального спорта, и мы их, конечно, всех «расщёлкали», как орехи.

На сборах тогда, к счастью, не жили месяцами, и я старалась успевать учиться и работать. Преподаватели относились ко мне очень доброже¬лательно, предоставляли возможность сдавать зачеты и экзамены либо досрочно, либо по воз¬вращении со сборов или стартов. Я до сих пор им всем благодарна.

Даже во время своих выступлений, уже после окончания института в 1954 году, я работала учителем в средней школе, чтобы не увязнуть целиком и полностью в одном только спорте. из большого спорта ушла в 1963 году и начала работать в институте иностранных языков. Постепенно во¬шла в обычный ритм жизни, стала больше времени проводить дома с семьёй.
Я благодарна и мужу, и судьбе за то, что всё время работала. Поэтому не могу сказать, что расставание с большим спортом восприняла болезненно. Как раз в начале 60-х конькобежный спорт начал переходить на очень жёсткий режим тренировок, сильно возросли физические нагрузки, и совмещать работу со спортом стало сложно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *